(no subject)

Появилась ранняя запись (Первый концерт Рахманинова) Людмилы Сосиной, ученицы Берты Рейнгбальд, а затем Гольденвейзера. Слышала о ней, как о замечательной пианистке, но найти можно было только совсем поздние записи (она играла до 97 лет!), сделанные в музее Гольденвейзера.
Такого насыщенного и темпераментного звука в игре в наше время уже не услышишь. Потрясающее исполнение.

(no subject)

Очень интересное наблюдение сделала моя дочь относительно княжны Х…й в романе "Отцы и дети". Обратив внимание на желтый цвет в описании ее одеяния, вспомнила графиню в "Пиковой даме".
Среди множества уже отмеченных в романе Тургенева пушкинских реминисценций, композиционных параллелей, цитат и мотивов (преимущественно относящихся к "Евгению Онегину") "Пиковую даму", кажется, еще никто не называл.

Княжна Х…кая в "ОиД": "Катя поставила ей скамейку под ноги; старуха не поблагодарила ее, даже не взглянула на нее, только пошевелила руками под желтою шалью, покрывавшею почти все ее тщедушное тело. Княжна любила желтый цвет: у ней и на чепце были ярко-желтые ленты".

Графиня в "ПД": "Три девушки окружали ее. Одна держала банку румян, другая коробку со шпильками, третья высокий чепец с лентами огненного цвета. <…> Желтое платье, шитое серебром, упало к ее распухлым ногам".

Моделью для тургеневской княжны определенно служила пушкинская графиня. Кроме преклонного возраста и некоторых черт характера и поведения (ворчливости, выказывания недовольства, придирок) очевидное сходство (кроме названного уже желтого цвета) выражено еще по крайней мере дважды.

Collapse )

(no subject)

Еще один загадочный музыкальный фрагмент из романа "Отцы и дети" (в романной хронологии он предшествует исполнению Катей c-moll'ной фантазии Моцарта).


— И природа пустяки? — проговорил Аркадий, задумчиво глядя вдаль на пестрые поля, красиво и мягко освещенные уже невысоким солнцем.

— И природа пустяки в том значении, в каком ты ее понимаешь. Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.

Медлительные звуки виолончели долетели до них из дому в это самое мгновение. Кто-то играл с чувством, хотя и неопытною рукою "Ожидание" Шуберта, и медом разливалась по воздуху сладостная мелодия.


Судя по всему, это положенное на музыку стихотворение Шиллера "Die Erwartung".
С одной стороны, предъявленный Тургеневым в таком описании Шуберт оказывается очень уместным аргументом к реплике Аркадия или контраргументом к базаровской, а Шиллер превосходно иллюстрирует и растолковывает линию Николай Петрович — Фенечка. С другой стороны, невольно возникает вопрос: что же исполнял Николай Петрович?
Collapse )

(no subject)

У Тургенева в романе "Отцы и дети" Катя играет Аркадию Кирсанову сонату-фантазию c-moll Моцарта.
Здесь все многое кажется странным.

Катя подняла крышку фортепьяно и, не глядя на Аркадия, промолвила вполголоса:
— Что же вам сыграть?
— Что хотите, — равнодушно ответил Аркадий.
— Вы какую музыку больше любите? — повторила Катя, не переменяя положения.
— Классическую, — тем же голосом ответил Аркадий.
— Моцарта любите?
Collapse )

(no subject)

В романе "Обломов", где повторы часты и существенно важны (будь то повторяющиеся детали — руки/плечи/локти Агафьи Матвеевны, палец/рука/кулак и усмешка Ивана Матвеевича и многие другие или же главный повторяющийся лейтмотив — сон/смерть), есть еще один, и весьма любопытный.
Дом Агафьи Матвеевны на Выборгской стороне охраняет собака. Кроме двух случаев, во всех остальных (а их гораздо больше, чем требуется для признания этой детали повторяющейся) она неистово лает.

Collapse )

Не называй ее небесной

"Пуще всего он бегал тех бледных, печальных дев, большею частию с черными глазами, в которых светятся «мучительные дни и неправедные ночи», дев с неведомыми никому скорбями и радостями, у которых всегда есть что-то вверить, сказать, и когда надо сказать, они вздрагивают, заливаются внезапными слезами, потом вдруг обовьют шею друга руками, долго смотрят в глаза, потом на небо, говорят, что жизнь их обречена проклятию, и иногда падают в обморок. Он с боязнью обходил таких дев. Душа его была еще чиста и девственна; она, может быть, ждала своей любви, своей поры, своей патетической страсти, а потом, с годами, кажется, перестала ждать и отчаялась".

Этот женский тип был выведен Н. Ф. Павловым в "Романсе" 1834 года (из него и цитата в романе). Образ очень земной, чувственный, плотский — женщины-грешницы (весь романс незатейливо строится на антитезе земного, греховного, телесного и небесного, райского, ангельского, безгрешного. Становится куда понятнее, почему Обломов "бегал" таких женщин.

Но вот почему музыка М. И. Глинки к этому "Романсу" (имевшему в музыкальном воплощении грандиозный успех) совершенно не соответствует его содержанию, но зато очень напоминает схему тогда еще не написанного "Я помню чудное мгновенье"?



Collapse )

Но скажу нелицеприятно...

Из последней и относительно недавно изданной биографии Пастернака, автором которой по другому случаю, но по тому же поводу уже интересовались вот здесь http://m-bezrodnyj.livejournal.com/610030.html:

Н. Синякова окончила Харьковское музыкальное училище по классу пианино…

О нелицеприятном:
Евгения Владимировна уезжала с тревожным чувством, продолжая в письмах прерванный с мужем нелицеприятный разговор… (это после цитаты из письма Пастернака: "Поэтому в сценах — громкая роль отдана ей, я уступаю, жертвую, — лицемерю (!!)...")

Collapse )

(no subject)

А что это у Фета румянец "сизый" у степной красавицы?
Но возрожденья весть живая
Уж есть в пролётных журавлях,
И, их глазами провожая,
Стоит красавица степная
С румянцем сизым на щеках.

Вроде и у Фета, и у других "сизый" значил то же, что и теперь для нас (сизый голубь, сизый дым, сизые тучи).

(no subject)

Замечал ли кто? Случайное (вероятнее всего) сходство благодаря общей грамматической форме.

И мглой ...(ою) покрыты небеса

Покрыты мздою очеса