Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

(no subject)

В целой Африке нету грозней сомали,
Безотраднее нет их земли.

А уж сколько белых пронзило во мраке их копье - страшно подумать...

Впрочем, там и птицы поют, и цветы над прудами цветут, и растет
вишня кислая свежая...

20160806_172855.jpg

Смородину для варенья все же у местных бабушек покупали.

(no subject)

Довелось попробовать сыр с жизнерадостным названием "Пармезан молодой". Ну, что сказать. Кроме невкусовых ассоциаций с Россией молодой и лимбургским живым, никаких других не вызвал. И ведь невкусным не назовешь. Просто безвкусный. Так что приходится время от времени баловать себя классическим, трехлетней выдержки.

(no subject)

Мы уже привыкли к хлебопечке и к своему хлебу.
И ведь могли бы так и не узнать о новом дизайнерском решении местного хлебокомбината — упаковке для батона.
А город Клин продолжает отмечать юбилей.
Петр Ильич Нарезной.

DSC00955.JPG

И почему "Октябрь"? Почему "Осенняя песнь"?

Collapse )

Добрый барин

Два фрагмента вне прямой связи одного с другим, просто совпало во времени чтения.

"Барин был, как следует, барин, — продолжал старик, закинув опять удочку, — и душа была тоже добрая. Побьет, бывало, тебя, — смотришь, уж и позабыл".
И.С. Тургенев "Малиновая вода"

А это один из любимых эпизодов у Гоголя:

"А какой богомольный человек Иван Иванович! Каждый воскресный день надевает он бекешу и идет в церковь. Взошедши в нее, Иван Иванович, раскланявшись на все стороны, обыкновенно помещается на крылосе и очень хорошо подтягивает басом. Когда же окончится служба, Иван Иванович никак не утерпит, чтоб не обойти всех нищих. Он бы, может быть, и не хотел заняться таким скучным делом, если бы не побуждала его к тому природная доброта.
Collapse )

(no subject)

Чехов рассказ "В родном углу".

"Дедушка сидел все на одном месте и раскладывал пасьянс или дремал. За обедом и за ужином он ел ужасно много; ему подавали и сегодняшнее, и вчерашнее, и холодный пирог, оставшийся с воскресенья, и людскую солонину, и он все съедал с жадностью, и от каждого обеда у Веры оставалось такое впечатление, что когда потом она видела, как гнали овец или везли с мельницы муку, то думала: "Это дедушка съест".

Дедушка в этом рассказе мог съесть все, оттого в другом фрагменте возникает отчасти комический эффект:

"И когда потом тетя вышла, Вера стояла среди своей комнаты, не зная, одеваться ей или опять лечь. Противная постель, глянешь в окно — там голые деревья, серый снег, противные галки, свиньи, которых съест дедушка..."