Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Фрагменты из моего старого очерка о Бунине, написанного к юбилею вручения Нобелевской премии (полностью в пражском ж-ле "Русское слово" (№12 2018) http://ruslo.cz/index.php/component/k2/item/1104-za-vernost-russkoj-literaturnoj-traditsii

Летом 1922 года блистательный беллетрист Марк Алданов, отвечая на анкету парижской газеты «Слово», предложил в «знак уважения Европы к изгнанной русской литературе» выдвинуть на Нобелевскую премию трех русских писателей — И. Бунина, Д. Мережковского и А. Куприна.

Идею поддержал Р. Роллан, ставший нобелевским лауреатом в 1915 году. 3 января 1923 года (именно в январе должны быть представлены в Шведскую академию все кандидаты) французский писатель обращается в Нобелевский комитет, однако ставя рядом с Буниным другие имена — М. Горького и К. Бальмонта (Куприн исключен из списка как совершенно несопоставимый, с точки зрения Роллана, с Буниным, который для него «infiniment plus intéressant» («бесконечно интереснее») Куприна ).

Collapse )

(no subject)

К юбилею А. И. Куприна.
Рассказ "Анафема".

(попытка реабилитации одного из лучших купринских рассказов, по понятным причинам чрезмерно идеологизированного).

Краткое содержание и без того короткого рассказа: дьякон Олимпий, начитавшись всласть Льва Толстого, вместо возглашения анафемы поет ему "многая лета").

Исследователи творчества Куприна плодотворно занимаются биографической подоплекой рассказа "Анафема", видя в нем иллюстрацию к реальным событиям, а именно к конфликту Толстого и церкви. Чаще всего анализ подменяется личным взглядом интерпретатора на религию и на взаимоотношения позднего Толстого и церкви. Советское "атеистическое" литературоведение порицало несправедливую церковь, осудившую писателя, и возвышало главного героя Олимпия, вставшего на его защиту. Позднее стала возможной и противоположная точка зрения, позволившая усомниться в достаточной религиозности героя рассказа и прочности его веры, поскольку он оправдывает богоотступника Толстого: "сюжет текста, таким образом, строится как история искушения, которое герой не преодолел" (См. статью Сузрюковой Е. Л. Анафема в рассказах А. И. Куприна "Анафема" и В. А. Никифорова-Волгина "Торжество православия" // Культура и текст № 4, 2017. С. 171.). Наконец, представители "исторического" подхода критикуют автора за несоблюдение исторической правды (т.к. на самом деле формальной процедуре анафемствования Толстой не подвергался) и прочие фактические неточности.
Парадоксально, что идеология и история более всего интересует исследователей как раз в самом "литературном" рассказе Куприна.

Collapse )

(no subject)

Читали с дочерью в изрядном количестве одного поэта. Поэта она полюбила, к радости моей, а на просьбу написать подражание или пародию (что получится), откликнулась вот чем:


Прокатился раскатистый гул по дали,
Задрожала земля под ногами, —
То не грозы да бури по небу пошли,
То не ветер пыль поднял клубами.

Напряженный свисток слух прорезал. Гудёт
И стальными боками сверкает
Электрический поезд. Рабочий народ
На платформу, толпясь, высыпает.

И мучительно сердце сожмётся в груди,
Как прочтёшь по иссушенным лицам,
Что путь дальний до дома теперь предстоит,
Негде будет под солнцем напиться.

Collapse )

Но скажу нелицеприятно...

Из последней и относительно недавно изданной биографии Пастернака, автором которой по другому случаю, но по тому же поводу уже интересовались вот здесь http://m-bezrodnyj.livejournal.com/610030.html:

Н. Синякова окончила Харьковское музыкальное училище по классу пианино…

О нелицеприятном:
Евгения Владимировна уезжала с тревожным чувством, продолжая в письмах прерванный с мужем нелицеприятный разговор… (это после цитаты из письма Пастернака: "Поэтому в сценах — громкая роль отдана ей, я уступаю, жертвую, — лицемерю (!!)...")

Collapse )

(no subject)

Замечал ли кто? Случайное (вероятнее всего) сходство благодаря общей грамматической форме.

И мглой ...(ою) покрыты небеса

Покрыты мздою очеса

(no subject)

Вчера в Твери наконец побывали и в музее Салтыкова-Щедрина. Музей, собственно, был закрыт на реставрацию, но нас все же пустили. Мы не знали о том, что накануне "Культура" показала новый фильм Золотусского о С.-Щ. Пасквильный фильм.
И только теперь уже, посмотрев его, понимаю, почему так были смущены и даже расстроены сотрудники музея.
Цикл включает четыре фильма. В первых двух никакой крамолы, все только о безупречной честности С.-Щ. Разве только честность эта на службе делала его слишком неуживчивым, а потому и кочевал он по России, сменяя одну высокую должность на другую (Рязань, Тверь, Пенза, Тула). Первые два фильма оказались лишь прологом к следующим двум, главным, разоблачительным. Цель разоблачения — объявить С.-Щ. недостойным звания русского писателя.
Collapse )

(no subject)

Рассказ Бунина "Кавказ" был написан в ноябре 1937 года. Его финал (самоубийство обманутого мужа, выстрелившего в себя из двух револьверов) обсуждался здесь:
http://m-bezrodnyj.livejournal.com/595422.html#comments

Он искал ее в Геленджике, в Гаграх, в Сочи. На другой день по приезде в Сочи, он купался утром в море, потом брился, надел чистое белье, белоснежный китель, позавтракал в своей гостинице на террасе ресторана, выпил бутылку шампанского, пил кофе с шартрезом, не спеша выкурил сигару. Возвратясь в свой номер, он лег на диван и выстрелил себе в виски из двух револьверов.

Примерно за полтора года до написания "Кавказа" в "Современных записках" (№ 60, 27 февраля 1936 года) был опубликован рассказ другого писателя. И заканчивался он так:

Затем он уехал к морю, днем изнемогал от жары и пил ледяную воду, вечером, опираясь на палку, сходил к пустому и далекому берегу и глядел на волны. — Здесь бы хорошо умереть, — подумал он однажды. Это был вечер, перед наступлением которого прошел короткий и быстрый дождь. Воздух стал свежее, сильнее пахло морем. Он возвращался домой. Он медленно дошел до виллы, в которой жил, поглядел на ее открытые темные окна, вошел, щелкнул выключателем и вдруг, как в далеком сне, увидел синие, неудержимо глядящие глаза Акробата и черное дуло револьвера, направленное на его грудь.

Collapse )

(no subject)

Самое откровенное из сравнений женщины с лошадью в "Герое нашего времени" в главе "Княжна Мери" (где говорится "о хорошенькой женщине, как об английской лошади") вынуждает нас вспомнить подобное же сравнение в главе "Бэла" (глаза Бэлы и глаза Карагеза). Наблюдательный читатель вспомнит также, что еще и обладательница "правильного" носа в "Тамани" имела признаки лошадиной породы. Во всех трех случаях это сопоставление приводит к снижению женских образов и провоцирует делать ложные заключения о характере Печорина и о его циничном отношении к женщинам. Например, здесь: http://lit.1september.ru/article.php?ID=200303507 и здесь: https://goo.gl/w35bVQ

Несколько замечаний в оправдание главного героя.

Collapse )

(no subject)

С. Дурылин в книге о "Герое нашего времени" приводит заметку сотрудника "Московского телеграфа", побывавшего на Кавказе:
"Глубокий снег. Яркое ослепительное солнце всходило перед нами и, рассыпая лучи свои по белым вершинам гор, поражало зрение, хотя товарищи мои натерли себе порохом большие круги около глаз. Меня предохранили очки мои и зеленый зонтик..."

Для чего это натирать порохом вокруг глаз?

(no subject)

Шахматово от нас совсем недалеко. Приезжаем мы туда только в будние дни, когда почти никого, хотя однажды побывали на "поэтическом празднике", том самом, который, как и сегодня, проводится в августе каждый год. Но "песни на стихи поэтов серебряного века" под гитару — это уж очень на любителя.
Один из чудесных экспонатов музея — вот эта "народная картинка".
DSC01321.JPG

Еще за 20 лет до появления этого лубка сам А. Белый в один из первых своих шахматовских приездов так распределил роли (отведя себе роль созерцателя): "«Царевич с Царевной», – вот что срывалось невольно с души. Эта солнечная пара среди цветов полевых так запомнилась мне".
Однако с такой режиссурой не согласился и в 1906 году сочинил рассказ "Куст", в котором уже сам Белый был не то Иванушкой-дурачком, не то Иван-царевичем (не все ли равно), Блоку отводилась роль куста, ЛД —огородниковой дочки.

Но народ-то точно знает Who Is Who. Кто царевич, а кто серый волк.

Collapse )